Автор Тема: "На государевой службе" Завгородний Д.И.  (Прочитано 920 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн tibetan-terrier

  • tibetan-terrier@mail.ru
  • Administrator
  • Знатоки
  • *****
  • Сообщений: 910
  • Пол: Женский
  • тел. 8-925-126-34-02 - Варвара
    • Тибетский терьер в России
НА ГОСУДАРЕВОЙ СЛУЖБЕ       

    Завгородний Дмитрий Иванович
Собаководством  занимается  с  1957  года,
  судья Всероссийской категории, публицист,
  литератор,  автор многочисленных статей
 по истории  русской и советской кинологии.


 Начало прикладного, служебного собаководства в России не теряется в глубине веков и имеет сравнительно недолгую историю. Около двухсот лет отделяют нас от первых ростков отечественной прикладной кинологии.(Охотничье собаководство имеет более глубокие корни). Хотя на всем протяжении тысячелетней истории нашего государства собаки использовались для охраны подворья, а атрибутом сельских пастухов служил четвероногий помощник, целенаправленных действий для выведения соответствующих пород не предпринималось. Первая попытка сделана Российским Императором Павлом I в 1797 году. (Жаль, что об этом человеке наши исторические познания скудны и противоречивы). Именно он, Павел I, своим Высочайшим рескриптом Экспедиции Государственного Хозяйства повелел закупить в Испании мереносных овец и собак особой испанской породы для охраны домашнего скота от хищников. Вот подлинные строки из именного Государева указа:... Выписать из Испании особой породы собак, употребляемых там при овчарных заводах потому, что приписывают им особенную способность содержать стадо в сборе и защищать от хищных зверей, каковую породу и можно будет развести в Таврии".

    К сожалению, междоусобные войны, происходившие в Испанском королевстве, не позволили осуществить царскую задумку. Однако, уже в первый год своего царствования, Александр I снаряжает морскую экспедицию в Испанию, а в 1803 году охотники за золоторунными овцами прибывают к берегам Крыма. На российскую землю вместе с мериносами вступают специальные собаки "испанской породы" - МАСТИНЫ. Четвероногие "хранители стада" обладали мощной головой и острыми зубами, имели удлиненный корпус и могучую грудь, были длинноногие и длиннохвосты. Псы отличались покладистостью характера, повышенной чуткостью, недюжей силой и беспредельной отвагой. Именно такие собаки были необходимы крупным российским скотопромышленникам. Так, в 1803 году отселекционированная служебная порода (пастушьего направления) обрела новую родину. Но днем ее рождения все-таки следует считать 12 августа 1797 года (принятие царского указа), а крестным отцом прикладного собаководства - императора Павла I.

    В это время служебное собаководство западноевропейских стран вступило в эпоху возрождения. Четвероногие используются для розыска похищенного, активно применяются для пастьбы и охраны скота от хищников, участвуют в боевых действиях и защите крепостей. Монахи санбернарского монастыря с помощью собак отыскивают заблудившихся путников, ньюфаундлендские водолазы помогают рыбакам и служат в командах спасения на водах. Кроме того, западные кинологи приступают к формированию и испытанию новых "поколений" собак утилитарного направления. В эти годы идет целенаправленная селекционная работа по эрдельским терьерам, колли, немецким догам, пинчерам, ротвейлерам. Ведется поиск экстерьерных форм будущей немецкой овчарки.

    Кинологи всего мира объединяются в различные любительские общества и клубы. "Ренессанс" прикладного собаководства наступил в последней четверти XIX столетия. Военные ведомства большинства Европейских стран активно включаются в разработку и использование живого "оружия". Штабы Германии и Франции вносят в полевые армейские уставы разделы по применению служебных собак в боевых действиях. Кинологи Англии разрабатывают специальные методы дрессировки собак на поиск раненых и доставку донесений. В Австрии далматинские собаки используются в качестве патрулей и разведчиков, а голландские военные приспосабливают четвероногих для доставки почтовых донесений.

    Интересно отметить, что в выборе пород армейских собак у военных специалистов проблем не возникало. Годными к "строевой" службе признавались все собаки, прошедшие специальное тестирование. Так, в армейских соединениях находили место немецкие овчарки и колли, эрдель-терьеры и доги, дворняги и пудели, бриары и шпицы.

    Первым толчком для использования собак в полицейской службе стала статья профессора Пражского университета Ганса Гросса "Помощник жандарма" в одном из специальных журналов. Автор писал: "... Собака должна быть верной, всегда внимательной и бдительной провожатой жандарма на его ответственной службе... в силу своих более тонких чувств она все замечает и в состоянии предупредить жандарма об опасности, присутствии людей или наличности предметов, и множество других обстоятельств, которые иначе ускользнули бы от его внимания". Эта публикация послужила сигналом. Вскоре в полицейских управлениях Германии, Англии, Франции, Бельгии, Швейцарии, Голландии, Австрии появляются четвероногие полицейские. Основатель немецкой кинологической полицейской службы, создатель "Общества поощрения применения и разведения полицейских собак PHV" (Общество PHV зарегистрировано 28 июня 1902 года), редактор и издатель журналов "Der Gendarm" и "Die Polizej" Р. Герсбах был убежден, что применение собак в сыскном деле откроет новую страницу в истории мировой криминалистической науки. В отличие от военных, полицейские кинологи очень тщательно подошли к выбору пород для служебного использования. Еще в 1901 году комиссар города Швельма Лауфер обстоятельно проанализировал наличие и использование собак в полицейских управлениях и констатировал, что основная масса состоящих на службе собак представлена тремя породами: немецкой овчаркой, колли, эрдель-терьером. Соглашаясь с выводами Лауфера, Р. Герсбах замечает: "Кроме этих пород мне удалось найти лишь еще одну собаку, пригодную для полицейской службы, а именно доберман-пинчера, который в Тюрингии назывался "жандармской собакой". Таким образом, круг полицейских собак был ограничен и длительное время не подвергался ревизии, как в самой Германии, так и в других западных странах. Небезынтересны и психологические характеристики отобранных пород, данные метром: ' При разного рода испытаниях и состязаниях овчарка и доберман-пинчер производят лучшее впечатление, сравнительно с колли и эрдель-терьером. Овчарка к упражнениям относится одинаково добросовестно и ревностно, как и к настоящей службе... доберман-пинчер бросается на врага с одинаковым жаром как на маневрах, так и в "бою". Колли и эрдель-терьер напротив, при испытаниях производят впечатление некоторой мягкости, и лишь посвященному понятно, что собаки до известной степени понимают в чем дело и поэтому отказываются искусственно проявлять злобность - на самом же деле на практике они резвы и энергичны".

    В 1908 году собаки становятся неотъемлемой частью большинства полицейских ведомств Европы. Кинологическая служба охватывает почти все структуры провоохранительной системы. Полицейские собаки несут патрульную службу, участвуют в задержании преступников, отыскивают краденое, охраняют заключенных. Подлинной сенсацией становится известие о применении четвероногих сыщиков для обнаружения взрывных устройств. (Терроризм становится одной из форм политической борьбы). Присутствовавший на показном выступлении таких собак в Брюсселе известный публицист В. Дорошевич писал в "Русском слове": "...за ними выступали" собаки против анархистов". На лужайке расставили десять одинаковых ящиков. Собака, весело помахивая хвостом, побежала вдоль линии, остановилась около одного и начала лаять. Открыли ящик - динамит... . Принесли три железных ящика, в каждый поставили по деревянному большому, в него по деревянному маленькому. Заперли. Собака вновь указала на один из ящиков. Вскрыли, - в маленьком ящике - динамит". Таких собак полиция обычно применяла для обыска помещений, где проводились массовые политические мероприятия. Ну, а мы отмечаем рождение собаки таможенной службы.

Пишущая "братия", и до того благоволившая ко всем собачьим событиям, восторженно приняла нововведение. Газеты и журналы запестрели все новыми и новыми описаниями подвигов четвероногих полицейских, а имя "главного' полицейского кинолога Герсбаха стало известно всему миру.

    Рассматривая пастушье собаководство Запада, можно с уверенностью сказать, что в этой сфере служебного собаководства особых всплесков не наблюдалось. Владельцы овчарных заводов и состоятельные фермеры вели планомерную селекционную работу по отбору производителей, множили и улучшали поголовье пастушьих собак. В странах с ограниченными пастбищами для скота проводилась работа по усовершенствованию собак-пастухов. Эти собаки держали стадо на определенной территории, умели разворачивать его, направлять в нужном направлении, останавливать и принуждать к движению. Больших успехов в этом деле добились скотоводы Англии, Франции, Австрии, Германии, Венгрии. Выше других на сельскохозяйственных ярмарках ценились чистокровные пули, кувасы, немецкие овчарки, колли и бриары. Большинство наших собаководов, воспитанных на досаафовской кинологической литературе и "нормативных документах" считают, что служебное собаководство в нашем государстве получило возможность широкого развития только после октября 1917 года. В подтверждение этого тезиса один из осоавихимовских генералов еще в 1930 году писал: "Тупоумные руководители общества (имелось в виду созданное в России Общество поощрения применение собак в полицейской и сторожевой службе), разъезжая по Германии, не уловили необходимости привлечения широких масс населения для работы со служебными собаками. Поэтому на 1 января 1914 года в обществе было 308 действительных членов, принадлежащих придворной и полицейско-жандармской челяди". Что правда, то правда! Действительных членов столичного общества было немного, но многих из них знала вся просвещенная Русь. И это способствовало росту членства в обществе, его популярности и значимости. (На 1 января 1915 года Общество насчитывало более 10 000 членов.)

    Однако вернемся к истокам и шаг за шагом проследим за развитием служебного собаководства в Российской Империи. Опыт европейских стран показал, что пастушье собаководство (раздел служебного собаководства) тесно связан с развитием животноводства вообще и, в частности, овцеводства: для управления многотысячными отарами и их охраной требовались четвероногие помощники. Игнорируя мировой опыт, царское правительство, как и все последующие правительства многострадальной России, нашло свой, чисто русский ключ к развитию овцеводства: срочно закладываются овчарные заводы, завозится скот, приглашаются иностранные специалисты, царевым "колхозам" щедро отпускаются государственные кредиты. Но дело не шло. Овечьи стада таяли от эпидемий, воровства, волчьих набегов. Значительная часть государственных субсидий оседала в карманах управляющих. Лихоимство и казнокрадство уже тогда были присущи российским чиновникам. Государственное овцеводство несло большие убытки, а тонкие сукна как и прежде закупались за рубежом.

    В конце 1803 года Император Александр I утверждает доклад министра Куракина, где, в частности, указывается: "... Доказано уже везде, но наипаче многие неудачные опыты у нас показали, сколь мало пользы приносили предприятия правительства в каких-либо хозяйственных заведениях и сколь напротив успешны бывают они в русских частных, где подзор хозяйский сливается с его собственными пользами. <...> Удостоверен будучи в сей истине я считаю, что всего удобнее предоставить какому-нибудь частному, но знающему человеку взять на себя положить основание овцеводства... " Мудрый царь внял мудрецу министру! Вскоре для большего поощрения частных заводчиков и специалистов последовал императорский указ о льготах и привилегиях, по которому наиболее удачливые овцеводы награждались орденами и большими денежными выплатами. По всей России начали создаваться частные овчарные предприятия. На юге России заметными заводчиками стали французы Рувье и Вассаль, герцог Ангальт-Кетенский, немец Миллер, князья Завадские и Румянцевы. В Бессарабии славилась экономия графа Эдлингтона, Екатеринославскую губернию "оккупировали" князья Кочубеи и Воронцовы. На землях Запорожской сечи возникло овцеводческое хозяйство Великого князя Михаила Николаевича. Тонкорунное овцеводство проникает и в центральную часть Российской империи, где помимо овчарных заводов в Орле, Воронеже, Коссимове, Курске организуются сельскохозяйственные ярмарки. В 1826 году помещики прибалтийских губерний образуют частную компанию по распространению тонкорунного овцеводства в своем крае. Это предприятие получает царское одобрение, безвозмездную двухтысячную ссуду и сто двадцатитысячный кредит от казны на самых льготных условиях. (Расчеты велись в серебряных рублях.)

    В этом же году император Николай I издает именной указ о льготах для иностранных специалистов. Указ освобождает всех мастеров овцеводческого ремесла от личных податей, повинностей и рекрутства. Действие указа распространялось на всех потомков овцеводов, пожелавших принять Российской подданство. Частная инициатива набирала обороты. Увеличение численности овечьего поголовья заставляет заводчиков подумать о сохранности стада и надлежащим за ним уходом. С этой целью хозяева приглашают в свои экономии профессиональных пастухов из Польши, Испании, Франции, Германии, Австрии. Мастера прибывают навечно, с семьями, домашним скарбом и собаками-пастухами. У каждого переселенца было от 3 до 7 специальных пастушьих собак. Так, право на "гражданство" получают германские, французские, польские овчарки, кувасы и командоры, мастины и мордашки, а пастушье собаководство обретает профессиональных разведенцев и дрессировщиков.

    Как и на Западе, в пастушьем собаководстве России существовало два направления: Во-первых охранное, предусматривающее защиту скота от хищников, и частичное управление стадом. Это возлагалось на кувасов, мастин, командоров, меделянов. (Специальной дрессировки не проходили.) Второе - чисто пастушье направление, где собаке отводилась роль диспетчера и армейского старшины. Это были овчарки, колли, пули и разного вида шнауцеры. Ошибочно считать, что расселение пастушьих собак в России произошло по климатическим признакам. Это было вторично! Все зависело от количества пастбищных угодий в том или ином регионе. Так, на бескрайных степных землях юга осели четвероногий охранители, а в центральной и северо-западной России расположились "чистые пастухи". Переселенцы в центральные губернии и Прибалтику без труда вписались в новый климат и местные условия, поэтому "дожили" до наших дней в практически неизменных экстерьерных формах. В района степного юга все обстояло иначе. Палящая жара, скупая бестеневая растительность, трудности с питьевой водой, несметный полчища кровососущих насекомых и волки, волки, волки. Все это требовало создания нового типа собаки - собаки, способной противостоять самой Природе. И такая собака было сотворена умельцами-овцеводами. Это всеми почитаемая южнорусская овчарка.

    Документальных записей об использовании пастушьих собак в кавказском и среднеазиатском регионах нет. Исследователи развития овцеводства в этих местах полагают, что охрана овечьих отар велась конными пастухами-воинами. Содержащиеся при отарах собаки - выходцы из Тибета и Турции, трижды перекрытые местными дворняжками, еще не имели своего экстерьерного лица и не попадали в поле зрения кинологов. Прародители современных "кавказов" обычно не спускались с гор и служили на высокогорных пастбищах, а в долинах обитали рослые, короткошерстные, сухие дворняжки.

    Первые шаги к культурному, общественному собаководству были сделаны при Александре II. Именно в эти годы происходит постепенное смещение центра размножения собак из родовых поместий дворян в губернские города и "столицы" империи. Крупнейший заводчик охотничьих собак Г.А. Чертков, один из инициаторов объединения российских кинологов, писал: "Связать духом единства стремление отдельных заводчиков, трудившихся на ниве зоотехники, будет лучшим средством усовершенствования оной и лучшей наградой всех учреждаемых с этой целью обществ". Урбанизация собаководства быстро приносит ощутимые результаты. В 1872 году возникает Первая Всероссийская организация собаководов "Императорское Общество Размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты". Среди членов-уччредителей Его Императорской Высочество Великий князь Сергей Михайлович, князья В.А. Долгоруков, Д.А. Оболенский, граф В.А. Шереметьев.

    Однако первые шаги к объединению кинологов были сделаны московскими охотниками, организовавшими в 1862 году "Московское Общество охоты". (В последствии "Московское Общество Охоты имени Императора Александра II". Его покровителями стали члены царской семьи Великий князь Сергей Михайлович и княгиня Елисавета Федоровна. Устав Общества определял задачи этой общественной организации: выработка правил псовой охоты, лицензирование, разработку правил и проведение полевых испытаний и соревнований собак, подготовку охотничьих кадров. В июне 1866 года "Высочайше утвержден значок Общества с медведем и право носить этот значок на фуражках и пуговицах". Второе по старшинству общество "Охотники Осиновой Рощи" было зарегистрировано в С,-Петербурге июня 11 дня, 1864 года.

    Родословные документы охотничьих собак этих обществ были признаны Английским кеннел-клубом и всеми кинологическими обществами Европы, состоящими в согласии с Кеннел-Клубом.  (Никто в мире не мог ставить под сомнение честь и достоинство российских кинологов!)

    26 декабря 1874 года в Московском экзерциргаузе состоялась Первая в России выставка охотничьих собак и лошадей, где помимо знакомых публике борзых, гончих и подружейных были представлены "деловые" и "дамские" породы собак.

    Москвичи с интересом рассматривали огромных "бернаров" и "ньюфов", восхищались кротостью и степенством пуделей и колли, с опаской и изумлением толпились возле ринга бульдогов. Подводя итоги выставки, виднейший русский кинолог В.А. Шереметьев отмечал: "Настоящая выставка представила результаты вполне утешительные. Мы видели такие экземпляры, которыми полюбовались бы и наши предки, и в таком разнообразии, что мы получили твердое убеждение, что старинные русские охотничьи собаки не перевелись у нас и можно смело идти долее, к размножению от них потомства. <... > Деловые собаки заняли большое место среди экспонентов выставки. Кои следует приумножать и расселить в России.

    Первые записи о применении собак в военном деле относятся к 1840 году. Генерального штаба подполковник Н.Г. Николаев в 1892 году, изучая ход Кавказской кампании, обнаружил ряд донесений, в которых командиры давали высокую оценку собакам авангардных позиций. При дальнейших поисках и опросах оставшихся в живых ветеранов исследователь установил, что собаки применялись в компании, исполняя обязанности передовых караульных. При приближении вражеских лазутчиков собаки, находящиеся впереди линии окопов, поднимали лай, предупреждая о незваных гостях часовых охранения. Удалось военному-кинологу установить и породы собак, применяемых в Кавказской войне. Вот, что пишет ученый в своих изысканиях: "На Кавказе употреблялись смешанные породы "гончей с дворнягой" и "шавки с дворнягой". Вместе с тем, Н.Г. Николаев отмечает, что в горных районах Кавказа водятся довольно большие овчарки местной породы, которые не вынося теплого равнинного климата и в долинах не встречаются. Он предлагает развести этих собак в европейской, северной части России и использовать в военных целях. Учитывая опыт Кавказа, генерал М.Д. Скобелев в конце XIX столетия применяет собак в среднеазиатском регионе. И здесь четвероногие солдаты получают самую высшую оценку. В это же время кардонные посты на границе с Турцией имеют на вооружении собак местной породы (Горджанских овчарок), которые сопровождают стражников в ночных дозорах. С 1892 года в охотничьих командах Туркестанской армии собаки работают на подноске патронов, доставляют почту, охраняют биваки, используются для патрулирования. Военное ведомство поощряет войсковую инициативу, и вскоре четвероногим солдатам определяется казенный паек.

    К началу Русско-японской войны в подразделениях русской армии содержится более тысячи дрессированных по различным службам собак. За год боевых действий собаки-связисты доставили более тысячи донесений, а четвероногие санитары спасли жизнь сотням раненых. Лучшим розыскником-санитаром Русско-японской компании стала шотландская овчарка Каро, которая обнаружила и спасла от смерти 37 солдат и офицеров.

    Десятки караульных собак несли службу на бастионах Порт-Артура. Мировая война еще раз подтвердила готовность русской армии к масштабному использованию четвероногих солдат. Собаки становятся надежными и незаменимыми помощниками разведчиков и санитаров, саперов и связистов, началась организация кинологической минорозыскной службы.

    Но стрелка политического барометра неумолимо двигалась в опасную зону, над Европой сгущались тучи. В предчувствии урагана все живое замерло...

    Криминальное собаководство императорской России прожило короткую, но яркую жизнь. Успешным развитием это направление служебного собаководства обязано, во-первых высокому покровительству и, во-вторых, глубокому обобщающему анализу русскими кинологами достижений мирового опыта. Министр внутренних дел П.А. Столыпин был не только великим реформатором, но и рачительным и мудрым администратором. Полицейские кадры империи отвечали самым высоким профессиональным требованиям, а ближайшее окружение министра составляли талантливые, неординарно мыслящие люди. Именно у них нашел поддержку молодой подполковник - начальник сыскного отделения столичной полиции В.И. Лебедев.

    В самом начале ХХ века он заинтересовывается опытами по применению собак в розыске преступников и похищенного имущества. Во время деловых поездок в Германию В.И. Лебедев изучил наработки немецких полицейских-кинологов, ознакомился с системой подготовки дрессировщиков и работой четвероногих сыщиков. Увиденное настолько поразило Лебедева, что навсегда определило его карьеру и судьбу. Вернувшись из поездки, он начал широкую компанию по формированию общественного мнения в пользу создания в России полицейского собаководства. В 1906 году В.И. Лебедев получил кресло делопроизводителя Министерства внутренних дел, чин надворного советника и возможность работать в новой области правоохранительной системы. В это время со всей силой проявился его талант популяризатора и практика прикладной кинологии. Лебедев сотрудничает в ведомственных и светских журналах, на страницах газет рассказывает о подвигах четвероногих полицейских, пишет  обстоятельные доклады высокому руководству. Важную роль в развитии полицейского собаководства в России сыграла вышедшая весной 1907 года книга Р. Герсбаха о применении собак для розыска и задержания преступников. В переводе В.И. Лебедева труд приобрел новые краски, загадочность и остроту детектива. Книга сразу стала бестселлером. Вскоре, (без команды сверху!) в губернских и уездных управлениях полиции появляются служебные собаки. Иметь собаку-сыщика стало не только престижно, но и выгодно. Умелое применение "живой техники" обеспечивало почти стопроцентный успех. Не отстает от провинции и дворцовое охранное ведомство. Под руководством профессиональных дрессировщиков в Петергофе и Риге готовятся розыскные и караульные собаки. Осенью 1907 года на очередной выставке собак в Михайловском манеже Лебедев демонстрирует публике работу четвероногих полицейских, а за впервые экспонируемых немецких овчарок получает большую золотую медаль (тоже впервые в истории российской кинологии). Наступила пора более масштабных действий... В сентябре 1908 года утверждается устав "Российского Общества поощрения применения собак к полицейской и сторожевой службе". Неутомимый полицейский единодушно избирается Товарищем Председателя. Возглавил Общество член Госсовета, тайный советник В.И. Денисов. Лебедев подготавливает и редактирует новый журнал "Полицейская и сторожевая собака". Мая 19 дня 1909 года Председатель Совета Министров, Министр внутренних дел, статс-секретарь Императора Петр Аркадьевич Столыпин становится Почетным членом Российского "Общества... " Тем временем филиалы "Общества" появляются в большинстве губернских городов, учредителями становятся знатные граждане, военные, полицейские чиновники.

   19 октября 1908 года в присутствии великого князя Николая Николаевича, военного министра, других высших сановников государства состоялись Первые всероссийские испытания полицейских собак - событие для будущего любительского собаководства уникальное. С этого момента началась серьезная работа над разработкой специальных методик по дрессировки служебных собак всех направлений, то есть стала закладываться теоретическая основа дрессировки в России. В начале 1909 года по прошению "Общества... " С.-Петербургский Градоначальник отводит земельный участок (5,5 десятин) под строительство школы полицейских кинологов и образцового питомника. 21 июня (1909 года!) состоялось освещение и торжественное открытие школы, а спустя девять дней первые курсанты расселились в казарме и познакомились со своими четвероногими соучениками, старшему из которых едва минуло 12 месяцев. Начались учебные будни...

    В.И. Лебедев был не только внимательным и заботливым попечителем школы, но вел в ней курс лекций по основам сыска и теории дрессировки. Присутствие необычных "школьников" заметно сказалось на криминогенной обстановке в столице, а раскрытие с помощью четвероногих курсантов ряда тяжких преступлений получило самый живой отклик в российской прессе.

    В воскресенье, 25 октября 1909 года состоялись публичные испытания первого выпуск полицейских дрессировщиков и их воспитанников. Главная судейская коллегия под председательством тайного советника, сенатора М.И. Трусевича единодушно признала "Первым учеником" школы околоточного надзирателя московской полиции В. Дмитриева и его одиннадцатимесячного доберман-пинчера Трефа. Дмитриеву было присвоено звание "Учитель дрессировки собак", а Трефу "вручен" диплом сыскной собаки. Интересна и география сыскной службы полицейских кинологов. Следующие пять отличников отбыли служить во Владикавказ, Луганск, Тверь, Полтаву, Минск. Остальные двадцать выпускников расселились в крупных губернских городах империи.

   Сыскное собаководство России уверенно двигалось вперед. Только за первые три года работы школа подготовила 300 учителей дрессировки и более 400 розыскных собак. В это же время активисты "Общества" создают в России сеть кинологических полицейских учебных заведений, строят питомники, закупают собак. Среди учителей и наставников нового поколения полицейских собаководов появились зарубежные специалисты и, конечно же, выпускники Центральной школы "Общества". К 1915 году розыскные собаки стали обязательной принадлежностью сыскной полиции. Значительно расширяется и сфера деятельности четвероногих полицейских. Ночное патрулирование, силовые задержания, окарауливание дворцовых покоев, охрана заключенных, поиск взрывных устройств и т.д. Посмотреть на выучку полицейских собак съезжались виднейшие кинологи Запада, а о работе русских дрессировщиков восторженно отзывались многие европейские газеты. Великая Россия заняла далеко не последнее место в кинологическом мировом строю. Всем этим наше служебное собаководство обязано его организатору - В.И. Лебедеву, вложившему в это дело душу и сердце русского патриота.

    После "Великого" переворота отстраненный от любимого дела и незаслуженно забытый неблагодарными соотечественниками полицейский кинолог ушел из жизни...

    Пришло время восстановить историческую справедливость и вписать имя статского советника, полковника В.И. Лебедева в один ряд с русскими кинологами Л.П. Сабанеевым и В.А. Шереметьевым, немцами Р. Герсбахом и фон Стефаницем, англичанином Б. Ричарсоном и швейцаркой Д. Гаррисон.

(Кесарю -- кесарево...)

    ...Семнадцатый год для большинства россиян стал тем рубежом, через который перейти удалось не всем. Волна террора обрушилась на все слои российского общества, уничтожая лучших, калеча души, отправляя в изгнание мыслящих. В эти страшные годы по российскому собаководству был нанесен нокаутирующий удар. Большинство охотничьих хозяйств было разграблено и разрушено, помещичьи экономии, рассадники пастушьих собак, разворованы и растащены по бревнышку. Военные и полицейские собаки изгонялись из питомников, пополняя и без того огромную армию бездомных собак и людей. Большинство офицеров-кинологов примкнули к белому движению и сложили свои головы где-нибудь в степях Таврии или на берегах Тихого океана, жандармские и полицейские дрессировщики, запрятав мундиры, доживали свой век в страхе и безвестности, а титулованные собаководы нашли пристанище на чужих землях.

    Россия открывала новую, страшную страницу своей тысячелетней истории...
 
Полное или частичное копирование материалов c нашего форума только при обязательном указании автора и прямой гиперссылки http://forum.tibetan-terrier.ru/, и с письменного разрешения администрации.